usd477.67eur493.67rub7.89cny70.88
Аккредитован в Министерстве сельского хозяйства Республики Казахстан
Аккредитован в Национальной палате предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен»
О чем молчат казахстанские мукомолы? 11.04.2022 в 00:53 947 просмотров

В последние дни средства массовой информации публикуют мнение некоторых казахстанских мукомолов о необходимости введения запрета на экспорт пшеницы и проведения инвентаризации остатков зерна. Мукомолы утверждают, что их запасы сырья заканчиваются, а приобрести на рынке пшеницу по приемлемой для мукомолов цене они не могут.

Стоит отметить, что до введения Правительством Российской Федерации запрета на экспорт пшеницы в страны ЕАЭС (действует с 15 марта по 30 июня 2022 года) казахстанские мукомолы активно импортировали российскую пшеницу, цена которой была ниже казахстанской. Импорт российской пшеницы оказывал давление на внутренние цены, снижая доходы казахстанских зернопроизводителей. В течение сезона внутренняя цена на казахстанскую пшеницу поддерживалась в основном за счет спроса зернотрейдеров. На первый взгляд, такое поведение мукомолов вполне рыночное, и желание заработать деньги тоже понятное. Но, с другой стороны, в прошедшем сезоне и на протяжении нескольких месяцев текущего сезона наши мукомолы, активно импортируя российскую пшеницу фактически финансировали российское зернопроизводство, предоставляя их фермерам стабильные доходы. Несмотря на это некоторые мукомолы не перестают обвинять казахстанских экспортеров пшеницы в поддержке мукомольной промышленности Узбекистана и Таджикистана. Предлагают ввести в Казахстане запрет и экспортные пошлины на пшеницу, чтобы экспортировать только муку и развивать мукомолье за счет казахстанских зернопроизводителей и экспортеров.

Также вызывает недоверие следующие тезисы некоторых мукомолов, которые прекрасно ориентируются в рынке, но продолжают их продвигать в средствах массовой информации:

ПЕРВЫЙ ТЕЗИС. По данным мукомолов при стоимости пшеницы 168 тыс. тенге за тонну (с доставкой) стоимость тонны муки составит 224 тыс. тенге, а продавать ее будут на внутреннем рынке по 235 тыс. тенге.

При переводе стоимости пшеницы в стоимость муки мукомолами принят К=0,75. Для реализации муки на внутреннем рынке принята в расчет нормативная прибыль мукомолов в размере 4,9%.

Если исходить из расчета мукомолов, то при сравнении экспортной цены на пшеницу и экспортной цены на муку данный К=0,75 должен сохранится.

Но данные таможенной статистики показывают иную ситуацию.

Так, если в сезоне 2020/21 (июль – июнь) средняя экспортная цена на пшеницу составила 220 долл. США, то с учетом К=0,75 и нормативной прибыли в 4,9% средняя экспортная цена на муку пшеничную должна была составить 305 долл. США. Фактически она составила 280 долл. США (-25 долл. США на тонну).

В сезоне 2021/22 за период июль-январь средняя экспортная цена на пшеницу составила 259 долл. США, с учетом К=0,75 и нормативной прибыли в 4,9% средняя экспортная цена на муку пшеничную должна составить 362 долл. США. Фактически она составила 325 долл. США (-37 долл. США на тонну).

Если принять, что доходы от реализации отрубей покрывают расходы мукомолов на производство муки, то получается, что экспортные операции приносят казахстанским мукомолам чистый убыток в размере 25-37 долларов США на каждой тонне.

Для сравнения рассмотрим эффективность экспорта российских мукомолов в Казахстан по данным таможенной статистики РФ.

В сезоне 2020/21 (июль – июнь) средняя экспортная цена на российскую пшеницу в Казахстан составила 160 долл. США, с учетом К=0,75 и нормативной прибыли в 4,9% средняя экспортная цена на российскую муку пшеничную должна составить 223 долл. США. Фактически она составила 345 долл. США (+122 долл. США на тонну).

В сезоне 2021/22 за период июль-январь средняя экспортная цена на российскую пшеницу в Казахстан составила 218 долл. США, с учетом К=0,75 и нормативной прибыли в 4,9% средняя экспортная цена на российскую муку пшеничную должна составить 305 долл. США. Фактически она составила 384 долл. США (+79 долл. США на тонну).

Таким образом, российские мукомолы, поставляя муку в Казахстан, получают доход на каждой тонне от 79 до 122 долл. США.

ВТОРОЙ ТЕЗИС. Мукомолы не могут купить пшеницу, потому что ее нет. Запасы заканчиваются, производства останавливаются.

В текущем сезоне сложилась не характерная для этого периода ситуация, при которой зерно в основном находится на складах зернопроизводителей. Поэтому запасы зернотрейдеров и мукомолов существенно ниже, по сравнению с аналогичным периодом за прошедшие 5 лет. Высокие цены на старте сезона позволили зернопроизводителям рассчитаться с кредиторами и сохранить еще некоторые объемы зерна в надежде продать его в дальнейшем по максимально возможной высокой цене. Запрет, введенный российским Правительством, а также анонсирование введения в Казахстане квоты на экспорт пшеницы и муки только вселяют уверенность у зернопроизводителей в повышении внутренней цены на пшеницу. К тому же значительная волатильность курса валюты в течение текущего месяца не позволяет установиться равновесной цене на рынке.

На фоне кратного роста цен на ресурсы перед посевной кампанией желание зернопроизводителей частично компенсировать его за счет высокой цены на пшеницу является таким же рыночным поведением, как и поведение мукомолов в текущем сезоне долгое время предпочитавших российскую пшеницу казахстанской.

С учетом введения экспортных квот стабилизация внутренней цены на пшеницу ускорится и рынок в ближайшие 7-10 дней сформирует цену, удовлетворяющую и продавцов, и покупателей.

ТРЕТИЙ ТЕЗИС. Мукомолы провели опрос зернопроизводителей и ставят под сомнение данные национальной статистики о наличии продовольственной пшеницы по состоянию на 1 марта 2022 года.

Результаты проведенного мукомолами опроса не могут рассматриваться в качестве истины в последней инстанции. Опрос проводился выборочно, вероятно, без какой-либо методики и составления протокола о результатах опроса. Не установлено альтернативное видение мукомолов об остатках пшеницы по состоянию 1 марта.

К выводам проведенного опроса можно относиться как к мнению отдельно взятой ассоциации, которое может быть ошибочным. При этом ничем не аргументированное сомнение мукомолов активно используется для обоснования введения запрета или пошлины. И в ассоциации скорее всего понимают, что в случае несостоятельности их сомнения никакой ответственности они не понесут за последствия необоснованно введенных пошлин или запрета.

Если исходить из данных национальной статистики о наличии продовольственной пшеницы на 1 марта в объеме 5,9 млн. тонн и оценки экспорта в период с 1 марта по 15 апреля т.г. пшеницы и муки зерновом эквиваленте в объеме 1,5 млн. тонн, экспортной квоты на пшеницу и муку в период с 15 апреля по 15 июня в объеме 1,4 млн. тонн в зерновом эквиваленте, внутреннем потреблении продовольственной пшеницы в апреле - сентябре в 1 млн. тонн и переходящих на новый сезон запасов пшеницы в 1 млн. тонн, то с 16 июня по 31 августа 2022 года экспортный потенциал пшеницы и муки в зерновом эквиваленте может составить дополнительно до 1 млн. тонн.

ЧЕТВЕРТЫЙ ТЕЗИС. Мукомолы не конкурентоспособны с трейдерами, использующими наличный расчет.

Деятельность недобросовестных трейдеров, создающих себе конкурентное преимущество за счет нарушения законодательства, в том числе нелегального ввоза зерна, одинаково создает сложности как для мукомолов, так и для других зернотрейдеров. Действующий мораторий на проверки субъектов малого и среднего бизнеса формирует благоприятные условия для развития теневого рынка зерна.

Предложения Зернового союза о внедрении учета зерна и продуктов его переработки, направленные на борьбу с теневым оборотом зерна, получили поддержку и будут рассмотрены государственными органами.

Вернуться к списку новостей