usd405.69eur455.51rub5.72cny57.42
Аккредитован в Национальной палате предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен»
Кому выгодно введение утильсбора на сельхозтехнику в Казахстане? 29.06.2020 в 14:29 43 просмотра

17 июня вышел приказ Министерства экологии, геологии и природных ресурсов о введении утилизационного сбора на сельхозтехнику. Он вступит в силу 27 июня (суббота), поэтому казахстанские фермеры уже практически потеряли надежду как-то изменить ситуацию, которая, по их словам, станет настоящим ударом по всему сельскому хозяйству.

Аграрии заявляют, что, приведя к необоснованному росту цен на технику (от 8 до 30%) и закрытию доступа к инновационным сельхозмашинам из-за рубежа, утилизационный сбор повлечет за собой гораздо более негативные последствия как для владельцев крестьянских хозяйств и многочисленных людей, занятых в АПК, так и для простых обывателей в виде повышения цен на продукты.

Ранее в СМИ уже выходило множество материалов на тему введения утилизационного сбора. Ознакомившись с ними, становится понятно, что проигравшими сторонами во всем этом станут фермеры и рядовые казахстанцы. А вот о том, кто получит выгоду от такого шага, ранее было ничего не известно.

Предлагаем вашему вниманию аналитический материал, который прольет свет на вопрос: «Почему вопреки активному сопротивлению обычных фермеров утильсбор все же вводят?».

Начнем с представления участников всей этой истории. Ниже будут отражены позиции основных причастных сторон с точки зрения их отношения к введению утилизационного сбора.

Министерство экологии

Минэкологии не очень заинтересовано во введении сбора из-за шумихи вокруг такой «реформы», а также из-за того, что экологической проблемы с сельхозтехникой в стране просто нет. К слову, Ассоциация экологов официально подтвердила отсутствие необходимости введения утильсбора на сельхозтехнику. Но ведомство вынуждено принимать участие в продвижении утильсбора под нажимом МИИР РК, Правительства и отечественных заводов.

ТОО «РОП» – сборщик утилизационных отчислений в стране

Также не очень заинтересовано из-за шумихи вокруг этого вопроса, но подчиняется распоряжениям заинтересованных ведомств. Кроме того, ТОО «РОП», согласно предварительным оценкам, будет получать за счет утильсбора от 15 миллионов долларов в год, что можно отнести к приятным бонусам.

Например, сбор за трактор мощностью более 380 лошадиных сил составит 11 112 000 тенге или 27 500 долларов США. Статистические данные говорят о том, что за год в страну поставляется более 150 таких тракторов, а это в сумме даст более 4 млн долларов поступлений. Сбор за комбайн мощностью более 400 л.с. составит 12 501 000 тенге или 31 000 (!!!) долларов. При покупке казахстанскими фермерами более 100 таких комбайнов в год ТОО «РОП» получит аж 3 100 000 долларов США! И это все без учета тракторов и комбайнов меньшей мощности. Причем данные суммы пойдут не в бюджет, а на счета ТОО «РОП»!

Министерство сельского хозяйства

Главный защитник казахстанских аграриев также фактически не заинтересован во введении утильсбора. Руководство ведомства понимает, что данный сбор практически остановит обновление парка техники в стране, которое и так существенно отстает от нормативных показателей (1,5% против требуемых 10%). Согласно инсайдерской информации, глава МСХ не подписал документ о согласовании данного сбора. Но, к сожалению, в одиночестве Минсельхоз не в состоянии противостоять МИИРу, Минэку и Минфину. Однако даже это не сможет повысить имидж министерства в глазах аграриев, поскольку в итоге фермеры оказались поставлены перед фактом – «Платите!».

Казахстанские машиностроительные заводы

А вот здесь мы подошли к одной из самых заинтересованных сторон во всем этом деле. Долгие годы дилеры и заводы по производству российской и белорусской техники не могли «защитить свою территорию» (а именно рынок РК) от набегов других поставщиков из соседних государств (Россия, Беларусь, Кыргызстан). Получается, что обыкновенные бизнес-отношения между заводами и представителями в Казахстане стали головной болью аграриев. Отсутствие утильсбора в Казахстане позволяло, например, российским дилерам продавать те же комбайны дешевле, чем дилерам в Казахстане. При этом продажи из Казахстана соседям были невозможны из-за того же сбора в соседних государствах.

Например, Минский тракторный завод имел несколько каналов сбыта в Казахстане, среди которых и СемАЗ, продающий те же тракторы, только в другом цвете. При этом тракторы, которые поставляются напрямую из Беларуси, несколько дешевле, и попадают под государственные программы субсидирования республики Беларусь. Выходит так, что СемАЗ при производственных мощностях до 3 000 единиц в год в последние 10 лет «производил» не более 1 500 тракторов, а в последние 5 лет и того меньше – не более 500! Но зато МТЗ успешно продавал в Казахстан более 1 000 тракторов напрямую, без казахстанского «завода». Такая же проблема имелась и у таких производителей, как Гомсельмаш, Ростсельмаш и т.д. В результате деньги уходили в Россию и Беларусь, а не оставались в Казахстане.

Теперь же благодаря утильсбору местные заводы смогут «защитить свои территории» от появления на рынке аналогичной продукции из России и Кыргызстана.

Также это позволит им значительно увеличить свою маржу, так как казахстанские заводы не платят пошлины и НДС, а оплаченный утильсбор им будет возвращен в виде «поддержки» в рамках госпрограммы развития машиностроения от того же ТОО «РОП», о котором говорилось выше. При таком раскладе, если импортная техника подорожает за счет 5% пошлины, 12% НДС и 20% утилизационного сбора на 37%, то местные заводы сразу смогут повысить свою цену на 37-50% чтобы быть «ближе» к допустимой разнице со стоимостью западной техники.

Этот пункт крайне важен, так как финансовое состояние некоторых заводов сегодня является крайне удручающим. Несколько поставщиков уже прошли процедуру реабилитации и привлечения новых инвесторов.

Стоит отметить, что на сегодняшний день в Казахстане нет органа, который бы контролировал уровень локализации местных заводов. К примеру, один из местных заводов в течение 14 лет так и не смог довести уровень локализации до требуемых размеров. Но при этом постоянно назывались цифры от 40% до 70%. Учитывая, что в 2018 году вступили в силу новые правила по локализации, а ранее действующего завода, который пользовался мерами господдержки, больше нет, то и спросить за невыполнение этих требований уже не с кого.

Соответственно, от утильсбора казахстанские предприятия получают максимальную выгоду – конкурентов нет, фактического контроля над уровнем локализации тоже, зато появляются новые возможности по манипулированию ценой, и, как следствие, маржинальностью. Цифрами здесь можно «играть», как захочешь – от 30 до всех 70%, в чем заинтересованы не только акционеры, но и финансовые институты, реабилитирующие заводы.

Министерство индустрии и инфраструктурного развития

Это ведомство является «локомотивом» во введении утильсбора, так как на его плечах лежит задача по развитию казахстанской промышленности. Утильсбор в этом плане сыграет министерству на руку, учитывая, что особых проектов в последнее время нет, а те, что были ранее – заводы по производству локомотивов, вертолетов и так далее – не особо успешны. В то же время автопром и сельхозмашиностроение «сидят на дотациях», хотя среди общественности формируют мнение о мощном росте в автопроме. Интересно было бы увидеть информацию о том, сколько субсидий получили заводы, сколько произвели продукции, сколько налогов оплатили? Многих казахстанцев интересует вопрос, есть ли вообще эффект от всех этих бесконечных субсидий?

Получается, по задумке чиновников из МИИР РК, утильсбор даст толчок развитию машиностроения и обновлению парка техники. Кроме того, введение таких серьезных протекционистских мер, по мнению МИИР, заставит «прийти в Казахстан» таких крупных импортных производителей техники, как Claas, John Deere, CNH и т.д. Дальше останется только перерезать ленточки и рапортовать об открытии новых технологичных заводов. Но такая конструкция ставится под сомнение многими авторитетными экспертами. Рынок Казахстана, по меркам крупных западных производителей сельхозтехники, настолько мал, что открывать здесь заводы просто нерентабельно. Конечно, в этом вопросе мог бы помочь сбыт продукции в близлежащие страны, но в таком случае Правительство РК должно предложить инвесторам настолько выгодные условия, которых они не смогут получить в других странах Центральной Азии и Восточной Европы, не говоря уже о Китае.

Подытожим вышесказанное

Благодаря утильсбору казахстанские заводы смогут автоматически увеличить маржу, причем на приличный процент, что сразу ударит по кошелькам всех фермеров страны, а позднее, как следствие, по кошелькам всех рядовых казахстанцев. Вместе с тем работу по локализации производства отечественные предприятия смогут оставить в законсервированном состоянии, так как никаких санкций и штрафов они за это не получают. При этом продажи западной техники в Казахстане значительно снизятся, что, как уже не раз заявляли эксперты, отбросит агропромышленный комплекс страны назад. В то время как развитые государства мира, наоборот, стремятся внедрять инновационные технологии в производство, Казахстан фактически перекроет себе к ним доступ.

Все эти факторы выносят на поверхность совершенно очевидный вывод – введение утилизационного сбора в Казахстане является «сырым», непроработанным и, по своей сути, совершенно неэффективным шагом.  

Последствия – субсидирование

Утилизационный сбор повлечет за собой ряд и других событий. Так, отечественные заводы начнут добиваться перераспределения субсидий на покупку техники в пользу той, которая была произведена внутри страны. Но здесь в точности повторится нынешняя ситуация с отечественным автопромом, где по-прежнему нет локализации, какого-то обновления, но цены на продукцию повысились на 30% и более. Причем уровень обновления автомобильного парка настолько низок, что можно спросить: «А зачем было тратить столько денег, чтобы в итоге за столько лет получить такое обновление?». Не лучше бы было направить эти средства на кредитование конечных покупателей, которые бы сдавали свои авто и покупали новые, экологически чистые, пусть даже и не произведенные в Казахстане.

Местные технологии и сервис, обеспечение запчастями также не станут лучше, а деньги, направляемые на поддержку машиностроения, будут лишь подкреплять монополистическое положение казахстанских «производителей». Фактически будет израсходовано огромное количество бюджетных денег на развитие, которого не будет. Как следствие, не будет увеличения налоговых поступлений и создания рабочих мест, то есть эффект от использования государственных средств не приведет к «отдаче» со стороны субсидируемых предприятий. Собственно, говорить о том, что экологию в Казахстане все эти меры также не улучшат, мы уже не будем, так как об этом итак практически единогласно заявляют казахстанские эксперты. Вывод один: лобби 3-4 местных заводов, прикручивающих колеса и устанавливающих кабины, оказалось сильнее всех сельхозпроизводителей вместе взятых.


 

Ссылка на источник

Вернуться к списку новостей