usd428.35eur499.41rub5.44cny62.88
Аккредитован в Национальной палате предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен»
Таир Баталов: Рынку зерна нужна полная прозрачность 05.05.2020 в 17:17 428 просмотров

На прошлой неделе Зерновой союз Казахстана адресовал Президенту Касым-Жомарту Токаеву письмо с просьбой поддержать “инициативы по формированию в Казахстане цивилизованного рынка торговли зерном”.

Сегодня с участником Союза, известным агробизнесменом Таиром Баталовым мы говорим о хлебе и воле, хороших и плохих парнях...

- Таир, сформулируйте вкратце, в чем заключается суть этой инициативы, предложенной Президенту?

- Если вкратце, то суть наших предложений заключается, на первоначальном этапе, в необходимости принятия мер по противодействию нелегальному обороту зерна, объемы которого растут ежегодно и соответственно выпадают из налогового поля видимости.

- Итак, вернув лицензирование элеваторов, мы оздоровим рынок? Опишите, пожалуйста, Ваше видение рынка элеваторных услуг Казахстана?

- Вам же известно, что лицензирование элеваторов никто не отменял, чтобы его возвращать. Его просто сделали необязательным. В действующем Законе РК «О зерне» имеются нормы, определяющие, в каких случаях требуется получение лицензии.

Относительно видения рынка элеваторных услуг. На наш взгляд, нам не нужно что-либо выдумать, а лучше с учетом полученного советского наследия и сложившейся мировой практики выстроить понятную, с точки зрения функциональности и управляемости, инфраструктуру хранения и торговли зерном.

Так, на первом уровне это склады и токовые хозяйства зернопроизводителей, которые выполняют функцию приемки, первичной подработки и хранения зерна. Доведенное до базисных показателей зерно может быть реализовано со складов на внутренний рынок либо поступает от них на хлебоприемные предприятия (ХПП) для последующей поставки крупнотоннажных партий на внутренний рынок или экспорт. При этом деятельность складов и токовых хозяйств и сейчас находится в сфере регулирования законодательства о зерне в части соблюдения технических регламентов и безопасности зерна. Сегодня учет движения зерна на складах и токовых хозяйствах ведется вне системы государственного автоматизированного учета. По большому счету, это первая брешь в системе учета зерна.

На втором уровне – ХПП, которые могут осуществлять функцию как токовых хозяйств (приемку, первичную подработку и хранение зерна), так и доведение по поручению владельца зерна базисных показателей качества зерна до контрактных условий (по влажности, сору и другим показателям). В отличие от токовых хозяйств, техническое оснащение и технологические операции ХПП на порядок сложнее. В случае, если ХПП не принимает зерно давальцев и работает без лицензии, то также, как и токовые хозяйства, они ведут учет движения зерна вне государственного автоматизированного учета. И это тоже является огромной брешью в системе учета зерна.

При этом ХПП являются основой инфраструктуры торговли зерном как на внутреннем рынке, так и на экспорт.

Поэтому наши предложения базируются на том, что все ХПП (включая элеваторы зернопереработчиков и мелькомбинаты) должны вести учет движения зерна в государственной автоматизированной системе учета зерна. И, следовательно, они должны быть все лицензированы.

В отношении лицензирования глубинных ХПП, не имеющих собственных ж/д тупиков на территории, хочу отметить следующее. Для получения лицензии такие ХПП могли бы заявить обособленный отгрузочный пункт на ж/д ветке. При этом такой отгрузочный пункт должен соответствовать всем требованиям для получения ХПП лицензии и подлежать ежегодной проверке технической готовности вместе с лицензированным глубинным ХПП, без каких-либо скидок.

Таким образом, предложения Зернового союза направлены на устранение нелегального оборота зерна и совершенствование учета и контроля за движением зерна.

- В письме Союза лицензированные элеваторы представляются непогрешимыми, ничего не могу сказать про ХПП, входящие в Вашу группу компаний, но ведь всем участникам рынка известны сотни случаев, когда элеваторы самовольничали, используя свое монопольное положение. Свежий пример: в списке элеваторов, участвующих в экспортной квоте, несколько ХПП просто не работают…

- В каждой отаре может найтись паршивая овца. Безусловно, среди лицензированных элеваторов существуют свои недобросовестные управленцы. Поэтому мы, со своей стороны, инициируем ежегодный мониторинг всех лицензируемых элеваторов на предмет не только технического и технологического оснащения, но и с точки зрения чистоплотности и порядочности, качества обслуживания своих клиентов, а также наличия дефолтов по своим обязательствам.  Ну и, соответственно, лишения таких предприятий лицензий на определенный срок, пока управленцы не сделают выводы и работу над ошибками. Отвечая на Ваш вопрос, касательно монопольного положения некоторых элеваторов, я бы хотел отметить, что после 2011 года, когда большое количество зерна просто испортилось по причине недостаточного количества емкостей для размещения всего урожая, было сделано очень много для того, чтобы у нас сейчас, к 2020 году, появился избыток складских мощностей. Поэтому, когда говорят, что какой-то элеватор имеет монопольное положение, люди все же лукавят. Я, более чем уверен, что в трех основных зерносеющих регионах по железной дороге, в радиусе 50-100 км имеется большое количество лицензированных предприятий. Соответственно, говорить о каком-либо монопольном положении какого-либо предприятия не приходится. Только в трех областях - Костанайской, Акмолинской и Северо-Казахстанской имеются более 158 лицензированных точек для экспорта. Поэтому конкуренция среди элеваторов просто гигантская. Более того, учитывая данные обстоятельства, антимонопольные органы нашей страны 3 года назад исключили элеваторы и ХПП из списка монополистов.

- Насколько на самом деле велик риск попасть в карантин международных организаций, если мы говорим об основном потоке экспорта: “зерно-центральная Азия”? 

- Такая угроза существует, поскольку казахстанские экспортеры грузят не только казахстанское зерно, но и осуществляют экспорт зерна неизвестного происхождения. По мнению участников рынка, очень большое количество зерна экспортируется из Казахстана с нелицензированных элеваторов, которые не охвачены контролем вследствие ограниченных возможностей государственной инспекционной службы, там существует большая вероятность нарушения установленных требований для экспорта зерна. Отсутствие должного контроля может привести к поставкам зерна с содержанием карантинных объектов, а в случаях их обнаружения в странах-импортерах, последствия для Казахстана могут быть крайне негативными. Мы являемся участниками различных межгосударственных и международных соглашений, регулирующих вопросы обеспечения безопасности продукции, включая зерно. Эти соглашения регламентируют процедуру введения запрета в случае обнаружения нарушений. Помимо стран Центральной Азии, большой объем казахстанского зерна и масличных экспортируется в Китай, где, как известно, очень жесткие карантинные требования. Имеется немало примеров, когда карантинные службы КНР, обнаружив карантинные объекты в партии товара, запрещали полностью импорт данного товара из конкретной страны на неопределенный срок.

- Не получается ли так, что мы делим рынок на “хороших” и “плохих” парней? Вы, наверняка, сами понимаете утопичность этой идеи: мир не черно-белый…

- Все участники рынка, в том числе, и Ваше бюро, прекрасно осознают объемы “серого” (нелегального) импорта/экспорта зерна и масличных культур в нашей стране. Сложились различные группы в социальных сетях, в которых их участники предлагают на продажу зерно без документов, либо покупку документов от крестьянских (фермерских) хозяйств для легализации зерна неизвестного происхождения. По данным Зернового Союза, только за период с сентября 2019 г. по март 2020 г. импорт зерна и масличных из приграничных регионов России составляет около 1 млн. тонн, на сумму эквивалентную более 200 млн. долларов США! В результате неуплаты НДС на импорт, прямые потери бюджета составили более 9 млрд. тенге. Можно сказать, что объем теневого рынка торговли зерном составляет 15-20% от легального торгового оборота. Учитывая, что имеется тенденция ежегодного устойчивого роста нелегальной торговли зерном, неизбежно возникают ценовые диспаритеты между белым и серым зерном, что ведет к снижению цены для наших производителей. Особенно осенью - в период уборки и массовой реализации зерна.

Необходимо понимать, что налоги - это та цена, которую мы платим за право жить в цивилизованном обществе. К сожалению, в Казахстане так сложилось, что существует белый и серый рынок, и мы с моими коллегами из Зернового союза считаем, что, чем больше будет хороших парней - тем более прозрачен будет этот рынок. И я считаю, что государство должно создать такие условия, чтобы функционирование серого рынка было невыгодно их участникам. Если рынок торговли зерном будет цивилизованным, то экспортерам будет легче требовать от фискальных органов возврата НДС. Кроме того, мы считаем, что Правительство всячески должно поддерживать добросовестных налогоплательщиков среди лицензированных элеваторов в виде субсидирования процентных ставок при обновлении инфраструктуры.

- Лицензированные элеваторы не принимали российское зерно после “отбеливателя”?

- Элеваторы группы наших компаний приняли не менее 50 тысяч тонн зерна, которое в “белую” было завезено из России и при этом был уплачен НДС на импорт. Могу сказать, что ни одной тонны неучтенного зерна со стороны России нами принято не было. Не могу утверждать, что все лицензированные элеваторы следовали нашему примеру, но при том уровне отчетности и надзора со стороны государственных структур, лицензированные элеваторы менее всего подходят для операций с “серым” зерном. Что, к сожалению, нельзя сказать о нелицензированных точках отгрузки, где контроль, по известным причинам, отсутствует.

- Возвращаясь к первому вопросу: проблема в том, что некоторые участники рынка не имеют лицензии, или в том, что не выполняется должный контроль за всеми без исключений?

- Проблема в наличии нелегального рынка зерна, который показывает ежегодный рост и составляет уже до 20% от легального торгового оборота в год. Он формируется из зерна, похищенного у зернопроизводителя, а также незаконно завезенного на территорию Казахстана. Проблема в сложившемся у некоторых участников рынка чувстве безнаказанности за содеянное, что ведет к еще большему увеличению теневого оборота.

Проблема в возврате НДС добросовестными экспортерами, в том числе из-за ужесточения фискалами системы управления рисками (как ответная реакция на наличие теневого рынка).

Наши предложения направлены, в первую очередь, на устранение возможности использовать сложившуюся инфраструктуру нелегальной торговли зерном. В дальнейшем нужно принять и другие меры, которые позволят создать в стране цивилизованный рынок торговли зерном.

Ссылка на источник

Вернуться к списку новостей